Евгений Квасневский: Легче всего, как сейчас модно, обвинять «попередников»

Интернет-издание «Южньюз» открыло новую рубрику «Своя позиция», в которой опубликовало первое интервью с известным в городе человеком. Первым собеседником «Южньюз» стал экс-мэр Южноукраинска, депутат городского совета от политической партии «Наш край» и глава фракции «Наш край» в городском совете Евгений Квасневский. Легко ли быть оппозиционером, зачем городской власти конфликт с градообразующим предприятием, эффективно ли тратятся бюджетные деньги – свою позицию Евгений Квасневский высказал по многим вопросам.

Ссылка на статью — http://южньюз.com.ua/wp/archives/27900

— Евгений Анатольевич, после того, как Вы сложили полномочия городского головы, как сложилась Ваша дальнейшая судьба? Чем Вы сегодня занимаетесь?

— Я сейчас работаю на Южно-Украинской атомной электростанции. Занимаюсь вопросами  гражданской защиты, эвакуации персонала. Работа для меня не новая, хорошо знакомая, с  которой я сталкивался, когда возглавлял  отряд пожарной охраны по охране атомной станции. Ведь 25  календарных лет работы в структурах МВД и МЧС не прошли даром. Также на сегодня я являюсь депутатом городского совета. Это уже моя третья каденция в качестве депутата. Две – работа  здесь, в Южноукраинске, и одна — в городе Очакове. Возглавляю фракцию «Наш край», в ней 4 депутата. Мы стараемся добросовестно  работать на благо громады.

— Как удается совмещать работу и политическую деятельность?

— Конечно, работа это основное, тем более такой серьезный объект, как атомная станция. Работать в полсилы или недорабатывать — это исключено. А что касается политики или общественной деятельности, это все в свободное от работы время. В конце концов, сейчас технологии – интернет, компьютеры — позволяют решать сразу по несколько вопросов. Всегда можно что-то увидеть, почитать, поделиться мнениями, поработать с документами. У нас есть взаимопонимание с руководством атомной станции, нет препятствий, чтобы депутаты работали в комиссиях, посещали сессии.

— Вас не упрекали в отстаивании интересов АЭС в ущерб громаде, учитывая нынешние непростые отношения между городской властью и станцией?

— Я считаю безобразием то, что сейчас происходит в отношениях между городом и атомной станцией. Долги  перед АЭС, были и при Квасневском, и при других мэрах, но мы находили всегда взаимопонимание с АЭС, платили  текущие платежи, составляли договоры о реструктуризации.  Это устраивало, как  громаду, так и атомную электростанцию. Но то, что сейчас долги выросли свыше 100 миллионов, и то, что с атомной станцией, я подчеркиваю — государственным предприятием, прекратили рассчитываться, и  обвинили  ее во всех грехах, — это не просто неправильно, это, я считаю, преступно. В этом вопросе много зависит от руководителя города, как он поведет себя, как будет договариваться. Но в начале своей каденции, даже еще в своей предвыборной программе, Виктор Кириллович назначил «виноватых» во всех долгах и проблемах – это атомная электростанция и так называемые «попередники». С  градообразующим предприятием, которое  дает городу воду и тепло, предприятием, которое платит свыше  90% налогов, благодаря которому худо-бедно что-то делается в городе и платятся заработные платы, мэр целенаправленно развязал конфликт и пытается «выкручивать руки».

— Как вам работается  в оппозиции после того, как сами побывали  у власти?

— Люди, которые интересуются местной политикой, знают, что ситуация в городе нестабильная,  именно в горсовете. Есть подавляющее большинство фракции «Єдність», представители которой занимают все ключевые посты, возглавляют все депутатские комиссии. Я считаю, что это неправильно, потому что должна быть квотная система. В горсовет входят не только депутаты «Єдності», а также «Нашего края», БПП, БЮТ, «Укроп», «Свобода», «Оппозиционного блока». В тех же комиссиях должны быть представлены интересы всех избирателей. Но городской голова считает, что если есть у него большинство, то все этому большинству должны подчиняться. То есть демократией здесь и не пахнет. И отсюда начинаются самые болезненные вопросы. У нас в горсовете оппозицию не слышат. То, что мы говорим, выходит просто, как сотрясение воздуха. Послушали, руки подняли и про нас забыли. Такого никогда не было ни при одном мэре. Я это говорю и по собственному опыту, будучи  городским головой. Всегда, какие бы ни были тяжелые отношения с оппозиционерами, но мы прислушивались  к ним, решали  вопросы. Если это было конструктивное замечание, конструктивное требование или предложение, мы всегда становились на сторону правды, справедливости и демократии. Главное, чтобы это не было в противовес интересам громады. Что нельзя, к сожалению, сказать о том, что творится в нашем горсовете нынешнего созыва.

— То есть, сейчас оппозиция никак не может влиять на ход рассмотрения и принятие решений городским советом?

— Пока не будет конструктивного подхода со стороны большинства к  совместному решению вопросов вместе с так называемыми «оппозиционными депутатами», любые заявления оппозиции будут лишь «холостым выстрелом», шуму много, а толку никакого.

— Есть ли сотрудничество или поддержка хотя бы в отдельных вопросах  между оппозиционными фракциями в горсовете?

— Наша фракция находит взаимопонимание со многими депутатами. Не могу сказать, что существует какая-то единая оппозиция.  В ней, на данный момент и нет смысла. Потому что все равно это 12-14 голосов, которые ничего не решат, если большинству надо что-то принять.  Конечно, если молодые и неопытные депутаты из фракции «Єдність» все-таки поймут, что ими манипулируют и «кукловодят» и тоже перейдут в оппозицию, то тогда что- то можно будет  решать. Пока у нас может быть один общий интерес – противостояние и разоблачение коррупционных деяний, схем и противоправных решений городской власти. Например, в таких вопросах, как кадровая политика. Где якобы  конкурсы проходят, но все знают наперед, кто в этих конкурсах выиграет. Руководители подбираются непосредственно по интересам городского головы и его семьи. То есть выбираются не профессионалы, а близкие знакомые, друзья, подруги. А потом это сказывается на работе коммунальных предприятий, управлений и т.д.

— Есть ли уже какие-то негативные последствия такой кадровой политики?

— Конечно, есть. Вот пример – управление социальной защиты, где была руководителем Эльвира Эдуардовна Гехад. Она доказала через суд, что ее уволили незаконно и, насколько я знаю, уже есть положительные решения суда по ее восстановлению в должности, и городской исполнительный комитет должен выплатить ей неустойку по зарплате. Кроме того, убираются неугодные члены тендерных комитетов управления жилищно-коммунального хозяйства. Именно по причине, что они «не так» голосуют при выборе победителя тендера.  Разрываются контракты с неугодными людьми — например, Олеся Шевчук, бывший директор «Крытого рынка», или замначальника отдела в управлении соцзащиты Елена Филонова.  Таких примеров много

— Недавно в СМИ попали документы о том, что ремонты в подъездах делает фирма депутата Бабича по завышенным ценам. И здесь уже вопрос не только в том, кто зарабатывает на городском бюджете, а еще и кто будет отвечать за растраты?

— В сфере ЖКХ меня всегда настораживало, что у нас выигрывают тендеры одни и те же фирмы, предприниматели, близкие городскому голове. Я открыто говорю, что когда была моя каденция мэра города, у нас  работы получали все строительно-монтажные организации города. То есть, у людей была работа, платили налоги в городскую казну. На сегодняшний день практикуется такое – чтобы уйти от тендера, сумма дробится на мелкие  суммы, и заказы достаются своим. И выполняют одни и те же подрядчики. Это, конечно, неприемлемо, и городской голова должен это контролировать. Всегда нужно брать ответственность на себя. Сейчас позиция Виктора Кирилловича – это позиция страуса. «Я ни за что не отвечаю, решения принимают депутаты, это решает исполнительный комитет, это решают комиссии, я только веду сессии». Но мы все знаем, что это не так. Ведутся сепаратные переговоры с большинством депутатов, Виктор Кириллович дает отмашку через главу своей фракции, депутата Бабича, который уже  громко заявил о себе с негативной стороны в вопросах дележа бюджетных денег. И он же, кстати, постоянно странным образом выигрывает тендеры на установку пластиковых окон по садикам, школам, бюджетным учреждениям, и вот теперь подъезды.

— Были ли обращения в прокуратуру, правоохранительные органы?

— Конечно. Но мы видим сейчас, как проходит реорганизация в этих правоохранительных органах. И подобные расследования затягиваются. Иногда не доходят руки. Может, ждут своего часа. Пройдет некоторое время, и от такого управления город еще долго будет потом оправляться.  Возмущаюсь распределением бюджета. При  любом мэре были общественные слушания по бюджетным вопросам. На сегодня это все просто-напросто забыто. То есть куда укажет Виктор Кириллович, туда и будут перегонять деньги. Я не против сортировки мусора, но вопрос в целесообразности. Когда устанавливаются  пункты по сбору мусора в школах и садиках и на них выделяются сотни тысяч, притом, что на  детских площадках дети спускаются с аварийных горок возраста тех же садиков. Когда с родителей постоянно требуют деньги на благоустройство то детских площадок, то учебных классов. Или, к примеру, когда на содержание собак в приюте тратится больше, чем на питание в больнице, тогда возникает вопрос.

— Болезненный для города вопрос – дороги. На последней сессии, выделенные на ремонт дорог деньги снова перераспределили на другие нужды. Как вы можете это прокомментировать?

— Мэр сейчас активно продвигает идею взять кредит на ремонт городских дорог. Якобы в городском бюджете нет на это денег. Предполагаемая сумма кредита — около 50 миллионов гривен. При том, что отдавать придется 75.  Считаю, что это не нужно. Потому что с нашим достаточно сильным бюджетом за два – три года мы можем планомерно отремонтировать дороги по всему городу и во всех дворах. А в кредитах я вижу одну цель – собственная нажива на откатах при освоении этих денег, а после завершения его каденции рассчитываться за кредит будут другие.

— Почему при вашей каденции нельзя было начать ремонт дорог?

—  Расскажу в цифрах. Если при моей каденции и при предыдущих мэрах денег «вильного залишку», которыми мог распоряжаться городской совет, было до 10 млн. гривен, то на сегодняшний день эта сумма в десять раз больше — 90-100 млн. гривен. Если мы не знали, какую дыру заткнуть в бюджете, где и зарплаты, и питание, «латочный ремонт» дорог  или какую крышу сделать, то сейчас 90 миллионов — это серьезные деньги.

— Как продвигается сейчас в городе программа по созданию ОСМД? Это могло бы снизить нагрузку на бюджет по содержанию домов.

— Непонятно, почему такая очень слабая поддержка ОСМД. Будучи  городским головой, я всегда  по четвергам проводил личный прием  жителей, по разным вопросам и проблемам. Повторялись, в основном, одни и те же вопросы — это вопросы, связанные с их домами. Люди теперь хотят взять на себя обязательства и самостоятельно следить за своим домом. Их надо поддержать. А при нынешнем городском голове получается наоборот, людям не дают развиваться. Власть людей не слышит, вернее люди выговаривают свои проблемы на так называемых «круглых столах», их предложения записывают на листочек, а потом его выбрасывают в урну. Им было много чего обещано, а в итоге никакой поддержки. Появляется вопрос — почему людям не дают развиваться, если этим можно снять бремя? Значит, есть заинтересованность, опять же мы возвращаемся к прокручиванию бюджетных денег. Я лично живу в доме, где создано ОСМД. Чистота, энергосбережение, видеонаблюдение возле подъезда – все это сделано жильцами, для себя же. Я понимаю, что первые шаги всегда сложные. Но если жильцы хотят стать самостоятельными юридическими лицами и самостоятельно распоряжаться своими деньгами, то это нужно только приветствовать и поддерживать.

— В некоторых интернет-изданиях вам в собственность приписывали пристройку к дому на проспекте Дружбы народов. Кому она принадлежит? Кто там живет?

— Не знаю, почему решили, что это моя пристройка.  Хочу завить официально, никакого отношения к этой жилплощади  не имею. Я живу со своей семьей в доме по Дружбы народов, а у пристройки, кстати, даже адрес другой, мои окна находятся рядом – вот и все мое отношение к этой жилплощади. Это собственность совершенно других людей. Построил ее Афендиков (предприниматель Александр Афендиков – ред.), разрешительные документы, отвод земли оформляли задолго до моей каденции. Я уже стал свидетелем строительства.

— Как вы можете прокомментировать обвинения относительно вашей деятельности на посту мэра со стороны нынешней власти?

— Легче всего обвинять, как сейчас модно, «попередников». Виктор Кириллович, когда пришел к власти, сразу озвучил, что он пришел в «разграбленный» город, где все на коленях, тут все уничтожено. Я просто могу посоветовать людям, которые так говорят, — закатывайте рукава и работайте, и если удастся сделать за два года то, что успел сделать Квасневский, и с таким бюджетом, значит Вы не зря зарплату получаете. А кто хочет услышать, что я сделал, –  всегда готов рассказывать. Это все было у меня в предвыборной программе, которая, кстати, выполнена  где-то на 90 процентов. И если Виктор Кириллович захочет высказать обвинения лично, подискутировать на разные темы со мной –  готов с ним встретиться в прямом эфире. Тем более, что он любит общаться в прямом эфире. Я готов к дебатам, открыто отвечу ему. Жду приглашения.

— Почему Вы ушли с должности мэра?

— Я говорил и раньше СМИ, что это было мое личное  решение, вокруг которого до сих пор много манипуляций, в том числе и по поводу протокола о коррупции. Надо понимать, что произошла смена власти в стране, я был из когорты так называемых «бывших», на меня началось серьезное  давление со стороны областной администрации. Борьба длилась в течение года, я держался, при этом город сильно ущемляли в финансировании, страдали  жители города. И я принял решение как европейский политик – когда с фамилией связывают какой-то скандал, сделать шаг назад, подать в отставку, чтобы не навредить громаде. Конечно, манипуляции продолжаются. А я продолжаю работать. Иначе про меня уже давно бы все забыли. Боятся, что я могу, зная внутреннюю кухню, наступить на чью-то больную мозоль, и кто-то получит по заслугам.

— Вы собираетесь бороться за мэрское кресло на будущих выборах?

— Это зависит от многих факторов. Во-первых, мы еще не знаем, когда будут выборы. То ли это будут досрочные под объединение громад, то ли дождемся уже очередные. Второй фактор – мы живем сейчас в такое время, что не знаем, что будет завтра. И третий  — поддержка атомной станции является ключевой. И я уверен, что порядок и стабильность в городе будет только тогда, когда мэр города и руководство АЭС будут единым целым. Пока же политическую карьеру строю как депутат. Я считаю, что  добросовестно выполняю возложенные функции, в том числе и как глава фракции. Мы с командой работаем и стараемся.

Теги: , , ,